Вопрос эксперту. Журнал «Методы менеджмента качества», 2018, № 8

Версия для печати

Наша компания оказывает сервисные услуги. Для своей работы и размещения сотрудников арендует помещения, одним из которых является комната для приема пищи. Она оборудована холодильником, электрочайником, кофеваркой, тостером, столами, стульями и шкафчиками, являющимися собственностью арендодателя, но переданной нашей компании в управление на период аренды. Мы используем это оборудование только по прямому назначению.

В п. 8.5.3 ГОСТ Р ИСО 9001—2015 указано: «Организация должна проявлять заботу о собственности потребителей или внешних поставщиков, когда она находится под управлением организации или используется ею». Мы сейчас реализуем программу внедрения системы менеджмента качества (СМК) на основе данного стандарта и просим ответить на следующий вопрос: «Распространяются ли требования этого пункта на указанное оборудование, переданное нам арендодателем (как внешним поставщиком услуг по предоставлению и обслуживанию помещений) в управление и используемое нами?»

Заранее благодарны за разъяснение.

В методическом плане ситуация совсем не такая простая, как может показаться на первый взгляд.

Во-первых, необходимо отметить, что о КАКОЙ-ЛИБО собственности можно говорить ТОЛЬКО тогда, когда она:

  • официально ОБЪЯВЛЕНА таковой (например, в договоре или акте приема-передачи) и

  • при ее передаче другому лицу на последнее официально ВОЗЛАГАЕТСЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за ее сохранность (например, в том же договоре или на основе соответствующего национального законодательства, скажем, о защите интеллектуальной собственности).

В таких случаях организация, получая в управление и использование чью-то собственность, будет ОБЯЗАНА (и это принципиально важно), исполняя свои возникшие обязательства, имеющие юридическую силу, сохранять соответствующую чужую ЗАЯВЛЕННУЮ собственность, при этом вне зависимости от наличия или отсутствия в ней СМК, построенной на основе стандартов ISO серии 9000.

При рассмотрении гражданско-правовых отношений между организацией-арендатором и ее арендодателем очевидно, что в договоре аренды будет оговорена ее ответственность за поддержание в сохранности передаваемого организации в аренду оборудования, включая соответствующую компенсацию арендодателю его ущерба в случае повреждения или утери этого оборудования по вине арендатора. Более того, в такой договор будет включено не только оборудование комнаты для приема пищи, но и многое другое, тоже являющееся собственностью арендодателя: двери, окна, кондиционеры, оборудование санузлов, систем освещения, пожаротушения, теплоснабжения, вентиляции, водоснабжения, водоотведения, сигнализации, связи.

Да, ответственность за РАБОТОСПОСОБНОСТЬ этого оборудования, скорее всего, будет нести арендодатель, но ответственность за его СОХРАННОСТЬ однозначно будет возложена на организацию-арендатора. И по этой причине ей ПРИДЕТСЯ осуществлять заботу об этом оборудовании, включая оборудование комнаты для приема пищи. Причем без какой-либо связи с наличием или отсутствием у нее сертифицированной СМК. Просто ПО ДОГОВОРУ аренды.

С этой точки зрения здесь все ясно и однозначно.

Чего, к сожалению, нельзя сказать о требованиях п. 8.5.3 ГОСТ Р ИСО 9001—2015 [1]. Чтобы убедиться в этом, давайте сравним их с аналогичными требованиями предыдущей редакции этого стандарта — ГОСТ ISO 9001—2011 [2].

ТРЕБОВАНИЯ ГОСТ ISO 9001—2011

В этом стандарте было установлено, что «организация должна проявлять заботу о собственности потребителя, пока она НАХОДИТСЯ ПОД УПРАВЛЕНИЕМ ОРГАНИЗАЦИИ ИЛИ ИСПОЛЬЗУЕТСЯ ЕЮ»1 [2, п. 7.5.4].

И тут же приводится пояснение: речь идет о собственности потребителя, ПРЕДОСТАВЛЕННОЙ ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИЛИ ВКЛЮЧЕНИЯ В ПРОДУКЦИЮ [2, п. 7.5.4].

Именно так и говорилось в оригинальном тексте стандарта ISO 9001:2008 [3]: «The organization shall exercise care with customer property while it is under the organization’s control or being used by the organization. The organization shall identify, verify, protect and safeguard customer property provided for use or incorporation into the product» [3, п. 7.5.4].

Для нас важно, что в приведенных положениях без труда можно понять, ПОЧЕМУ и О ЧЕМ именно идет речь в ГОСТ ISO 9001—2011 применительно к собственности потребителя:

  • и когда там говорится о собственности потребителя, включаемой в продукцию,

  • и когда речь идет о собственности потребителя, находящейся под управлением организации или используемой ею.

В первом случае потребитель в рамках ЗАКЛЮЧЕННОГО ДОГОВОРА-ЗАКАЗА объявляет и передает организации — исполнителю заказа свою собственность для последующего ВКЛЮЧЕНИЯ ее в состав заказанной продукции. Понятно, что:

а) это может быть ТОЛЬКО соответствующие сырье, материалы, комплектующие, упаковочные материалы и

б) что о них организации надо заботиться, поскольку у нее НЕТ НИКАКИХ ПРАВ самостоятельно, без санкции потребителя что-либо из этого менять/заменять. И именно это обстоятельство выступает в СМК как ключевой аргумент в пользу необходимости сохранения собственности потребителя и соответствующего управления ею в ДОПОЛНЕНИЕ к стандартным контрактным обязательствам.

Во втором случае речь идет о собственности потребителя, которая передается организации в управление и использование ПОТОМУ, что последняя соответствующими объектами НЕ ОБЛАДАЕТ и по ЭТОЙ причине НЕ СМОЖЕТ выполнить заказ, если потребитель ее этим не обеспечит. Другое дело, что после выполнения его заказа потребитель имеет все основания потребовать возврата этой собственности. Тогда очевидно, что:

а) этим может быть ЛИШЬ то, без чего не может быть выполнен заказ и чего у организации НЕТ: какое-то специализированное оборудование, специальная оснастка, особые средства измерений и испытаний, особая тара, интеллектуальная собственность и т. п.;

б) организация будет обязана обеспечить заботу о такой собственности не только потому, что ее придется ВОЗВРАЩАТЬ. Здесь, как и в первом случае, обстоятельства, отмеченные в (а), усиливают и дополняют контрактные требования о сохранении собственности потребителя как таковой именно в связи с наличием СМК: эта собственность нужна организации в РАБОТОСПОСОБНОМ, ФУНКЦИОНИРУЮЩЕМ состоянии. Для этого о ней необходимо ЗАБОТИТЬСЯ.

Все это исчерпывающим образом объясняет и ОСНОВАНИЯ, и СУТЬ требований п. 7.5.4 ГОСТ ISO 9001—2011. Как и то, почему никакая ИНАЯ собственность потребителя, которая может временно передаваться им организации — исполнителю заказа в рамках каких-то ДРУГИХ договоров с ним, к той собственности, о которой говорится в этом пункте, отношения НЕ ИМЕЕТ.

ТРЕБОВАНИЯ ГОСТ Р ИСО 9001—2015

 В письме цитируются требования к «собственности», содержащиеся в российском эквиваленте (ГОСТ Р ИСО 9001—2015) последней, пятой редакции стандарта ISO 9001:2015 [4]. Однако, возможно, не всем известно, что в том или ином виде аналогичные требования были составной частью и ВСЕХ предыдущих редакций этого стандарта начиная с 1987 г., претерпев за это время существенные ИЗМЕНЕНИЯ.

В самом первом стандарте ИСО 9001—1987 [5] речь шла только о продукции, поставляемой потребителем и предназначенной для включения в состав окончательной поставки [5, п. 4.7]. В ИСО 9001—1994 [6] — о продукции, поставляемой потребителем и предназначенной для включения в состав поставки или в связанную с этим деятельность [6, п. 4.7]. Иными словами, в первых двух редакциях: (а) речь шла ТОЛЬКО о продукции и (б) в них ОТСУТСТВОВАЛИ требования, связанные с управлением и использованием.

Затем в стандартах ISO 9001:2000 [7, п. 7.5.4] и ISO 9001:2008 [3, п. 7.5.4] эти положения были дополнены ссылками:

а) уже не на продукцию, поставляемую потребителем, а на собственность потребителя в широком смысле, и даже было указано в примечании, что эта собственность может включать в себя интеллектуальную собственность и сведения личного характера, и

б) на управление и использование собственности потребителя.

В последней редакции стандарта ISO 9001:2015 все положения стандарта ISO 9001:2008 в дополнение к собственности потребителя были распространены еще и на собственность внешних поставщиков. Вот здесь-то проблемы и возникли.

Разберемся, в чем их суть.

Исходя из требования п. 8.5.3 ГОСТ Р ИСО 9001—2015, приведенного в письме, можно увидеть много общего с соответствующим положением ГОСТ ISO 9001—2011 (см. раздел 1 выше). И пояснение, представленное в п. 8.5.3 ГОСТ Р ИСО 9001—2015 далее, тоже аналогичное: речь идет о собственности потребителя или внешнего поставщика, ПРЕДОСТАВЛЕННОЙ ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИЛИ ВКЛЮЧЕНИЯ В ПРОДУКЦИЮ И УСЛУГИ.

Отметим также, что наш национальный стандарт и здесь в точности воспроизвел требования оригинала стандарта ISO 9001:2015:

«The organization shall exercise care with property belonging to customers or external providers while it is under the organization’s control or being used by the organization. The organization shall identify, verify, protect and safeguard customers’ or external providers’ property provided for use or incorporation into the products and services» [4, п. 8.5.3].

Таким образом, в официальных переводах на русский язык ни в стандарте ISO 9001:2008, ни в стандарте ISO 9001:2015 ошибок нет.

Рассмотрим теперь это требование ГОСТ Р ИСО 9001—2015 по существу.

Что касается собственности потребителя, то ВСЕ «привязанные к ней» требования по отношению к требованиям ГОСТ ISO 9001—2011 никак НЕ ИЗМЕНИЛИСЬ и поэтому по-прежнему логичны и понятны (опять сошлемся на комментарии в разделе 1).

А вот в требованиях, относящихся к собственности внешних поставщиков,

  • ни в том, что касается собственности внешних поставщиков, включаемой в продукцию или услугу,

  • ни тогда, когда разговор идет о собственности внешних поставщиков, находящейся под управлением организации или используемой ею, однозначности НЕТ.

Более того, методическая обоснованность и полнота включения этих требований в стандарт ISO 9001:2015 (и, соответственно, в ГОСТ Р ИСО 9001—2015) во многом вызывают большие сомнения.

Собственность внешних поставщиков, включаемая в состав продукции или услуги.

Автор не может себе даже представить, КАКАЯ собственность внешних ПОСТАВЩИКОВ может быть включена в состав продукции или услуги, не переходя при этом в собственность потребителя, а ОСТАВАЯСЬ собственностью поставщиков. Другими словами, являясь таким «объектом» в составе приобретенной потребителем продукции или услуги, который в любое время может быть НА ЗАКОННЫХ ОСНОВАНИЯХ затребован этими поставщиками у потребителя обратно. Это просто какая-то невероятная с юридической точки зрения коллизия.

А если отталкиваться от жизни, то в реальной практике такая ситуация представляется просто НЕВОЗМОЖНОЙ. Она возникает лишь ТЕОРЕТИЧЕСКИ и порождена, как представляется, методической ошибкой разработчиков стандарта ISO 9001:2015, которые распространили логически обоснованные и понятные требования относительно заботы о собственности ПОТРЕБИТЕЛЕЙ, включаемой в состав продукции или услуги, на ЯКОБЫ аналогично включаемую в состав продукции или услуги собственность ВНЕШНИХ ПОСТАВЩИКОВ. А ТАКОГО включения в жизни НЕ БЫВАЕТ!

Из этого следует, что все последующие требования п. 8.5.3 стандарта ISO 9001:2015 (и, соответственно, ГОСТ Р ИСО 9001—2015) по отношению к собственности внешних поставщиков, включаемой в состав продукции или услуги, НЕ РАБОТАЮТ, ибо они НЕ ПРИМЕНИМЫ. Указанной собственности в мире просто НЕТ.

Собственность внешних поставщиков, находящаяся под управлением организации и используемая ею.

Во-первых, отметим, что в ГОСТ Р ИСО 9001—2015 исчерпывающим образом указано, о какой продукции, услугах и процессах внешних поставщиков идет речь в этом стандарте: «Организация должна определять средства управления, применимые для процессов, продукции и услуг, поставляемых внешними поставщиками (в том числе, как частный случай, оставаясь их собственностью. — Прим. автора), в тех случаях, когда:

a) продукция и услуги от внешних поставщиков предназначены для включения их в состав продукции и услуг, предлагаемых самой организацией;

b) продукция и услуги поставляются внешними поставщиками напрямую потребителю(ям) от имени организации;

c) процесс или его часть выполняются внешним поставщиком в результате принятия решения организацией» [1, п. 8.4.1].

В нашем случае надо понять, НАСКОЛЬКО все эти случаи связаны с поставками, ЯВЛЯЮЩИМИСЯ собственностью внешних поставщиков.

Случай (а) к нашему рассмотрению отношения не имеет, поскольку продукция, предназначенная для включения в состав продукции и услуг, предлагаемых самой организацией, НЕ МОЖЕТ оставаться СОБСТВЕННОСТЬЮ внешних поставщиков (см. раздел 2.1).

Случай (b) к нашему анализу тоже не относится, ибо здесь собственность внешнего поставщика сразу передается потребителям и потому НЕ ПОПАДАЕТ под управление организации и НЕ используется ею.

В случае (c) переданный на аутсорсинг процесс или его часть ЯВЛЯЮТСЯ собственностью внешнего поставщика, и при этом они ДОЛЖНЫ находиться под управлением организации (см. [1, п. 8.4.2.а]). И тогда требования п. 8.5.3 ГОСТ Р ИСО 9001—2015 к данному случаю имеют прямое отношение.

Таким образом, из всех трех описанных в п. 8.4.1 случаев требования п. 8.5.3 ГОСТ Р ИСО 9001—2015 могут быть распространены лишь на случай (с), касающийся процессов аутсорсинга.

Вместе с тем в реальной жизни есть много случаев, когда собственность внешнего поставщика И передается под управление организации, И используется ею, но они НЕ ОХВАЧЕНЫ указанным выше перечислением (с), ибо не являются аутсорсинговыми процессами. Например, кроме оборудования, перечисленного в самом начале авторского ответа, к такой собственности относятся:

специализированный автотранспорт, дорожная техника, грузоподъемные механизмы, испытательные стенды, складские и другие помещения, мощности вычислительных центров и соответствующее программное обеспечение, являющиеся собственностью поставщика, который передает ее организации во временное пользование для осуществления ею своей основной деятельности по созданию продукции;

производственное оборудование, животные, сельскохозяйственные и лесные угодья, предоставляемые их собственниками учебным заведениям для прохождения слушателями этих заведений производственной практики и подготовки дипломных работ, что входит в состав основной деятельности учебного заведения по предоставлению услуг (в данном случае образовательных).

Однако этот пласт собственности внешних поставщиков, предоставляемой в управление и использование организациям (как изготавливающим продукцию, так и оказывающим услуги), в п. 8.4.1 [1] НЕ ПОПАЛ.

А ведь такая собственность СУЩЕСТВУЕТ!

Из этого следует, что положениями п. 8.4.1 ISO 9001:2015 (и, соответственно, ГОСТ Р ИСО 9001—2015) не охвачена значительная часть поставляемых внешними поставщиками процессов, продукции и услуг, в отношении которых организация должна определять соответствующие средства управления. Вот такое неожиданное наблюдение.

А теперь — главное.

Несмотря на то что требования первого положения п. 8.5.3 [1] ИЗНАЧАЛЬНО инвариантны и распространяются как бы НА ВСЕ формы собственности внешних поставщиков, которая передается организации в управление и использование, попытаемся все-таки уточнить:

  • во-первых, действительно ли под действие этого пункта попадает абсолютно ВСЯ такая собственность, и,

  • во-вторых, в КАКОМ ОБЪЕМЕ распространяются на такую собственность требования этого пункта.

И здесь нам на помощь приходит ГОСТ Р ИСО 9001—2015: «Организация должна учитывать возможное влияние процессов, продукции и услуг, поставляемых внешними поставщиками (в том числе, естественно, остающихся в собственности внешних поставщиков. — Прим. автора), на способность организации постоянно обеспечивать соответствие требованиям потребителей и применимым законодательным и нормативным правовым требованиям» [1, п. 8.4.2.с.1].

Поэтому ответ на вопрос о том, на что распространяются требования первого положения п. 8.5.3 [1], такой.

В соответствии с требованиями п. 8.5.3 ГОСТ Р ИСО 9001—2015 организация должна проявлять заботу о ТОЙ собственности внешних поставщиков, когда она находится под управлением организации или используется ею, которая ВЛИЯЕТ на способность организации постоянно обеспечивать соответствие требованиям потребителей и применимым законодательным и нормативным правовым требованиям.

Из этого следует, например, что аутсорсинговые процессы и приведенные выше примеры (специализированный автотранспорт и т. д.) ПОПАДАЮТ под действие требований п. 8.5.3 [1]. А вот влияние оборудования комнаты для приема пищи на способность организации постоянно обеспечивать соответствие требованиям потребителей и применимым законодательным и нормативным правовым требованиям вызывает у автора большое сомнение. Хотя окончательный ответ здесь, конечно же, может дать лишь сама организация.

При этом организация применительно к собственности внешних поставщиков, когда она находится под управлением организации или используется ею, которая влияет на способность организации постоянно обеспечивать соответствие требованиям потребителей и применимым законодательным и нормативным правовым требованиям, должна выполнять требования двух последних абзацев п. 8.5.3 ГОСТ Р ИСО 9001—2015.

Это ответ на вопрос об объеме управления соответствующей собственностью внешних поставщиков.

РЕЗЮМЕ

Требование п. 8.5.3 стандарта ISO 9001:2015 (и, соответственно, ГОСТ Р ИСО 9001—2015) о необходимости проявлять заботу о собственности внешних поставщиков, когда она находится под управлением организации или используется ею, по мнению автора, распространяется только на ТУ находящуюся под управлением организации и используемую собственность внешних поставщиков, которая ВЛИЯЕТ на способность организации постоянно обеспечивать соответствие требованиям потребителей и применимым законодательным и нормативным правовым требованиям. Решение об отнесении собственности внешних поставщиков к «той» или к «не той» должна принять и ОБОСНОВАТЬ сама организация на основе именно этого критерия.

Если теперь с учетом этого соображения вернуться к вопросу, содержащемуся в письме, то автору представляется, что найти и обосновать указанное выше влияние со стороны оборудования комнаты для приема пищи не представляется возможным. Другими словами, с точки зрения автора, на указанную в письме собственность арендодателя требования п. 8.5.3 ГОСТ Р ИСО 9001—2015 не распространяются.

НЕОБХОДИМОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ

Говоря в целом о требованиях стандарта ISO 9001:2015 и, соответственно, ГОСТ Р ИСО 9001—2015, автор хотел бы еще раз обратить внимание читателей на два момента, указанных выше.

Первое. Включение разработчиками стандарта ISO 9001:2015 в п. 8.5.3 требования о необходимости идентифицировать, верифицировать, сохранять и защищать СОБСТВЕННОСТЬ ВНЕШНЕГО ПОСТАВЩИКА, ПРЕДОСТАВЛЕННУЮ ДЛЯ ВКЛЮЧЕНИЯ В ПРОДУКЦИЮ И УСЛУГИ (автоматически затем перешедшего в п. 8.5.3 ГОСТ Р ИСО 9001—2015), представляется методически необоснованным, поскольку такое событие в реальной жизни невозможно.

Второе. Требования п. 8.4.1 стандарта ISO 9001:2015 (и, соответственно, ГОСТ Р ИСО 9001—2015) охватили не все виды поставляемых внешними поставщиками процессов, продукции и услуг, в отношении которых организация должна определить соответствующие средства управления. В этот перечень, в частности, не вошла та собственность внешних поставщиков, которая передается организации в управление и использование, и по этой причине к ней должны применяться меры управления, как минимум указанные в п. 8.5.3 этих стандартов.

Это, к большому сожалению, далеко не единственные места в новой версии стандарта ISO 9001:2015, которые автор отнес к методическим недоработкам. О других подобных примерах подробно рассказано в предыдущих авторских публикациях.

Кроме того, готовя свой ответ, автор попытался найти подсказку в «Руководящих указаниях по применению ISO 9001:2015» [8]. Однако они содержат лишь общие слова, никак не помогающие разъяснить содержание процитированного в письме положения п. 8.5.3 ГОСТ Р ИСО 9001—2015, а именно (перевод автора):

«Назначение данного подраздела (речь идет о п. 8.5.3 стандарта ISO 9001:2015. — Прим. автора) заключается в обеспечении того, что собственность, не принадлежащая организации, но находящаяся под управлением организации, защищена. Собственность внешних поставщиков является собственностью, которая предоставляется организации для использования в определенных целях (например, оборудование, которое используется для упаковки, или персональные данные)» [8, п. 8.5.3].

Вот и все комментарии по обсуждаемому вопросу.

Это означает, что разработчики [8] в нем никаких проблем не увидели, хотя, как следует из приведенных выше авторских комментариев, подводные камни здесь есть, и об них очень даже можно споткнуться.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. ГОСТ Р ИСО 9001—2015. Системы менеджмента качества. Требования. GOST R ISO 9001—2015. Quality management system. Requirements.

2. ГОСТ ISO 9001—2011. Системы менеджмента качества. Требования. GOST ISO 9001—2011. Quality management system. Requirements.

3. ISO 9001:2008 (Е). Quality management systems. Requirements.

4. ISO 9001:2015 (E). Quality management systems. Requirements.

5. ИСО 9001—1987. Системы качества. Модель для обеспечения качества при проектировании и/или разработке, производстве, монтаже и обслуживании. ISO 9001:1987. Quality systems. Model for quality assurance in design/development, production, installation and servicing.

6. ИCO 9001—1994. Системы качества. Модель для обеспечения качества при проектировании, разработке, производстве, монтаже и обслуживании. ISO 9001:1994. Quality systems. Model for quality assurance in design, development, production, installation and servicing.

7. ISO 9001:2000 (E). Quality management systems. Requirements.

8. ISO/TS 9002:2016 (E). Quality management systems. Guidelines for the application of ISO 9001:2015.

_________________________

1 Цитаты из текста стандартов выделены полужирным курсивным шрифтом. Выделение в них отдельных слов ПРОПИСНЫМИ буквами сделано автором.



Автор:  Качалов В.А.

Возврат к списку